January 31st, 2018

Павел Грудинин не был красным ни дня в жизни

В прошлую субботу в некрополе Троекуровского кладбища мы простились с Виктором Анпиловым. Добираться пришлось с приключениями – кладбище расположено возле МКАД, вдалеке от станций метро. Поездка на автобусе, пересечение автомагистрали в неположенном месте, затем удачно пойманная попутка, ехавшая туда же, на прощание с Виктором Анпиловым.

У входа в некрополь собралось очень много народу, человек так 250, от старых товарищей до молодых активистов. Само прощание продолжалось несколько часов, и все это время я стоял недалеко от трибуны, с которой произносились прощальные речи. Речи были разные, и выступающие были разные, представители многих организаций. Неприятно поразил меня следующий момент: некоторые выступающие буквально прорывались к микрофону, требуя внимания и своих минут славы. Они не имели уважение к смерти, к покойному красному вождю Анпилову.

У этих бодрых людей была одна отличительная черта, заставившая пристально к ним присмотреться. В конце своей речи каждый из них неизменно призывал голосовать на президентских выборах за Павла Грудинина, превращая тем самым траурное собрание в предвыборное мероприятие. Короля играет свита, а политического лидера играет его окружение и его сторонники. Я решил присмотреться и к самому Грудинину.

Павел Грудинин на прощание с Виктором Анпиловым не приехал. То ли был занят, то ли не счел нужным. Сие, впрочем, неудивительно. В громокипящие 90-е они были по разные стороны баррикад. Если Виктор Анпилов выводил многотысячные протестные демонстрации на улицы столицы, то Павел Грудинин в те же самые дни выступал в качестве благополучателя со стороны того самого ельцинского режима, против которого выступал Анпилов.

В то время, как Виктор Анпилов, окруженный сторонниками, шел по Тверской, сметая кордоны ОМОНа, молодой директор Павел Грудинин проводил общее собрание, по итогам которого его совхоз был преобразован в ЗАО, а сам Грудинин стал преуспевающим бизнесменом. Дело, казалось бы, житейское. Такова была судьба целого ряда советских предприятий, а Павел Грудинин в те минуты роковые для нашего отечества, в борьбу за социальную справедливость не лез.

Однако, покопавшись в публикациях прессы, я обнаружил, что по итогам вышеописанного собрания целый ряд работников совхоза, почти сотня человек, оказались лишенными пая в свежеобразованном ЗАО. Об этом рассказывает седой бухгалтер совхоза, Алексей Васильев. Васильев, его нелепые очки советского интеллигента, и его слова вызывают доверие.

Более того, ни пая в свежеиспеченном ЗАО, ни денежной компенсации не получил и предшественник Грудинина на посту директора, Петр Рябцев, классический «красный директор» 90-х, ушедший со своего поста по причине болезни. Заболевший Рябцев решил назначить своим преемником молодого расторопного, соответствующего духу времени Грудинина. Павел Грудинин, в свою очередь, и повел себя в полном соответствии с духом времени, обездолив Рябцева.

С тех пор утекло много воды. Может быть, Грудинин изменился и проникся ответственностью перед народом? Такая возможность, казалось бы, не исключена. Однако, вызвавшая неодобрительные пересуды поездка на новогодние праздники в Германию доказывает, что от буржуазных привычек коммунист Грудинин не избавился. Впрочем, коммунистом его назвать трудно – он даже не является членом выдвинувшей его КПРФ, и это при всей конъюнктурности партии Зюганова.

Злые языки утверждают, что Павел Грудинин выдвинулся кандидатом в президенты не для того, чтобы занять роль лидера левой оппозиции, а по более прозаической причине: якобы, Грудинин намерен бороться за пост главы Московской области, и президентская кампания в популистском образе мужика-правдоруба – лишь трамплин на пути к желаемому губернаторству. Этот вариант, кстати, будет неплохим для Геннадия Зюганова. В противном случае, не придет ли в голову Грудинину повторить с главой КПРФ тот же трюк, что он провернул с директором совхоза имени Ленина Рябцевым в 90-е?

По итогам рассуждений, я прихожу к выводу, что неявка Грудинина на прощание с Виктором Анпиловым неслучайна. Анпилов был коммунистом, красным вождем. Павел Грудинин не был красным ни дня в жизни.