August 2nd, 2013

Полгода со смерти нашего товарища Георгия Дорохова

Оригинал взят у mirror_wolfe в Прошло полгода со дня смерти композитора Георгия Дорохова
Сегодня ровно полгода со дня смерти Георгия Дорохова, российского музыканта и гражданского активиста.

Георгий умер 1 февраля 2013 года в реанимации московской городской клинической больницы №15 .

СМИ говорили о разных причинах смерти музыканта, от инфаркта до инсульта. Однако, реальность смерти Георгия Дорохова страшна не только самим фактом ухода молодого талантливого человека. Дело в том, что причина смерти композитора до сих пор не установлена. Смерть Георгия наступила в результате оперативного нейрохиругического вмешательства, на которое сам Георгий согласия не давал. Его родственники также не были предупреждены о том, что некий консилиум был собран ночью и уже рано утром Георгий был проиперирован на мозге. При этом, до сих пор родные Георгия не ознакомлены ни с одним документом из его медицинской карты, в том числе результатами осмотра лечащего врача, протоколом операции и посмертным эпикризом.

4 августа Перовский межрайонный следственный отдел должен закончить доследственную проверку по заявлению матери Георгия Надежды. Она требует истребовать всю документацию, связанную с лечением Георгия в 15-ой больнице в течение тех нескольких часов с 31 января по 1 февраля, а также возбудить уголовное дело по 2-ой части статьи 109, а также статье 293 УК РФ.

Надежда Дорохова не очень верит в то, что СК примет решение о возбуждении уголовного дела, но она надеется, что после очередного отказа, она все-таки получит возможность ознакомиться с материалами проверки. Это - ее единственная надежда все-таки увидеть медицинские документы, которые могли бы пролить свет на смерть ее сына. Но на мой вопрос, считает ли она смерть Георгия наступила по "естественным причинам", Надежда ответила: "Моего сына зарезали".

Еще 19 февраля 2013 года Надежда Дорохова обратилась к министру здравоохранения РФ В.И. Скворцовой. В своем заявлении мать погибшего в больнице Георгия Дорохова писала: "Мой сын, Дорохов Георгий Валерьевич, 1984 г.р., 31 января 2013 года был госпитализирован в реанимацивед госпитализацией жаловался на тошноту, рвоту, повышение температуры до 39 градусов. В 4 утра я вызвала скорую помощь. Около 5 часов утра прибыл врач С. Бегло осмотрел больного, дал таблетку аспирина, заполнил большую пачку документов, порекомендовал вызвать участкового. К 9 часам утра у сына упала температура, тошнота и слабость усилились. Около 10 утра я снова вызвала скорую. Прибывший около 11 утра сотрудник ввел сыну кофеин и вызвал бригаду скорой помощи. Сыну сделали ЭКГ, установили внутривенный катетер с физиораствором, ввели дексаметозон и увезли в реанимацию. Около 16 часов я передала заведующей реанимацией копии выписок из болезни сына, копию паспорта и страхового полиса, номера своего домашнего и мобильного телефонов. На следующий день, 1 февраля 2013 года, я явилась в больницу к 11 часам на беседу с заведующей реанимации. Она сообщила мне, что сыну проведена нейрохирургическая операции около 4 часов утра и он находится в тяжелом состоянии. На вопрос, почему меня не известили о операции, она заявила, что операция была проведена по жизненным показаниям. 1 февраля около 23 часов я приехала в больницу и позвонила из приемного отделения в реанимацию. Мне сообщили, что у сына произошла остановка сердца и проводятся реанимационные мероприятия. Когда я вновь позвонила в отделение в 23.55, мне сообщили, что мой сын скончался. Я просила пустить меня к его телу, но мне отказали. На следующий день, 2 февраля, мы с мужем явились в больницу с просьбой выдать выписку из истории болезни и увидеть тело сына. Завотделением анестизиолонии и реанимации Ю.В. Никифоров разъяснил, что с соответствующим заявлением в приемную главврача в понедельник 4 февраля. В морге нам отказали в доступе к телу сына.

Госпожа министр Надежде Дороховой не ответила. Мать получила отписку, сочиненную Департаментом здравоохранения города Москвы. Мол, в работе данной больницы "выявлена отдельные недостатки, но на общий результат ситуации с Дороховым они не повлияли. Причину смерти установить невозможно, потому что его вскрытие не проводилось".

При этом, этот издевательский ответ матери Департамент отправил ТРИЖДЫ: один раз весной и два раза летом.

После похорон сына, которые состоялись 7 февраля, Надежда вновь обратилась к делопроизводителю больницы с требованием ответить на ее запрос и предоставить документы сына. Ей ответили, что ответственным за выполнение поручения является все тот же Никифоров Ю.В. Он так и не соизволил ответить. В просьбе встретиться с главным врачом больницы Тюлькиной Е.Е. или ее замом по лечебной работе Дороховой также отказали. Но наиболее циничным оказался заведующий отделением нейрохирургии Сарибекян, который заявил Надежде, что он "прооперировал в своей жизни 4000 людей и что у него тоже умирают родственники". Он отказался отвечать матери на вопрос о последних часах жизни ее единственного сына, с которым  ей не дали даже попрощаться.

Мать не уведомили о неожиданном решении о проведении сложной операции. Ее не пустили в реанимацию. Мол, таковы правила. Однако, установлены факты, которые свидетельствуют о том, что, как минимум, на момент смерти Дорохова, данное "лечебное учреждение" не имело условий для оказания высокотехнологичной лечебной помощи, к которой относятся нейрохирургические операции. На тот момент во всех отделениях шел капитальный ремонт силами нексогвалифицированных строителей, которые свободно перемещались по всем отделениям, в том числе нейрохирургическому, в грязной одежде и обуви. Они также переносили стройматериалы и инструменты. Во всех отделениях были демонтированы короба для прокладки кабелей. И вся больница, в том числе реанимация, содрогалась от отбойной техники. Полы и рабочие поверхности в отделениях были покрыты слоем строительной пыли. Эти факты нарушений санитарно-эпидеомиологических норм в больнице №15 подтверждены сотрудниками территориального управления Роспотребнадзора ВАО г. Москвы. СК получило письмо Роспотребнадзора  от 26.03.2013 г. по поводу всех этих фактов, а также наложенного на руководство больницы административного штрафа.

В своем заявлении в прокуратуру Надежда Дорохова требует возбуждения уголовного дела в связи со смертью ее сына, а также в связи с тем, что медицинское свидетельство о смерти от 2.02.13 года №518019 было оформлено паталагоанатом ГКБ №15 ЗАОЧНО (даже без осмотра тела), что является вопиющим нарушением действующих правил. Также Надежда Дорохова требует предоставить ей всю документацию, связанную с нахождением сына в больнице, материалы комиссионной проверки Департамента здравоохранения Москвы, а также материалы проверки этой больницы территориальным управлением Роспотребнадзора ВАО г. Москвы, в связи с тем, что ни первоначальная, ни непосредственная причины смерти Георгия Дорохова до сих пор не установлены.

Мне не довелось встретиться с Георгием Дороховым. Мы общались в виртуальном пространстве Фейсбука. Я регулярно получала от него приглашения на концерты, на которые приходилось отвечать вежливым отказом "по личным обстоятельствам". Я часто видела узнавала его на фотографиях с различных акций. Знала, что он ездил в Нижний поддержать "наших"... Порой ловила себя на мысли, что он должен поберечь свои пальцы, как это делают все знакомые мне пианисты и скрипачи.

Но я не знала, что, кроме пальцев, Георгий должен был беречь свое сердце. К 16-ти годам он перенес 4 сложные операции на сердце. Тем не менее, он жил. Он не боялся быть смелым. Он не боялся писать смелую музыку и не боялся жить.

Так случилось, что я знала, о том, что Георгий был избит за несколько месяцев до смерти. Он писал, что "ему приходится быть чуть более осторожным из-за последствий нападения". Его мать рассказала, что нападение на Георгия действительно было. Он был сильно избит, был сломан нос. Если действительно операция на мозге была проведена в связи с гематомой в правой височной области, как это неофициально объяснил матери один из врачей, то она могла быть вызвана тем самым избиением. Однако, решение о столь сложной операции не должно было приниматься без учета фактов о состоянии сердца Дорохова и точного диагностирования симптомов, которые стали причиной его госпитализации 31 января.

Страничка Георгия в Фейсбуке регулярно обновляется. 25 июля Сергей  Вилка написал, что он написал Интермеццо, опус 21 для солирующей флейты. За неделю до этого Санжар Байтереков оставил запись о том, что он написал композию "Аспан" для ансамбля памяти Георгия. А 7 июля в берлинском пригороде было исполнено Колыбельной Антона Сафронова памяти Георгия Дорохова.

Осенью Надежду Дорохову пригласили музыканты симфонического оркестра Словацкого радио. В Братиславе будет исполнено еще одно симфоническое произведения Георгия Дорохова.

Вечная память. Музыканты не забывают его. Стоит помнить о нем и тем, с кем Георгий стоял рядом в протесте.