October 4th, 2012

Про 93 год и правильную училку

Оригинал взят у neresident в VHS

В этом году прямо на удивление много постов в ленте об октябре 93 года. Наверное, сказывается общий рост политизированности населения, плюс подспудные мысли каждого несогласного, идущего на очередной удальцовский марш - "мы бы сейчас им задали - так они же нас за это, как в 93-м...". Что и говорить, власть тогда обозначила свои границы применения силы - а точнее, их отсутствие. Сколько надо - столько и расстреляем. 


Мне было в те дни неполных 12 лет. 3 октября мы с друзьями сидели в гостях у одного из нас, в благопристойном доме интеллигентной еврейской семьи. По тв шел Ротор-Спартак, сами мы играли в модную нынче "Мафию" - и тут трансляция прервалась. Мы не обратили особого внимания - ну, поломалось у них там что-то, тогда все ломалось. Бардак.
Вскоре пришла домой мать семейства - мы жили в Марьиной роще, до Останкино всего ничего. Она взволнованно кричала в прихожей о стройных колоннах фашистов со свастиками у телецентра, речь ее изобиловала словами "Молодчики", "штурмовики" и "гражданская война". Надо заметить, что мы как-то не особо удивились - в те годы нормой были и фашисты,  и стотысячные демонстрации с массовыми беспорядками, да и процесс развала союза был свеж в памяти. Ну, штурмовики - и штурмовики. Время такое.
Вскоре нас отправили по домам, время было позднее. Я сообщил новость маме и отчиму. Отчим радостно, как человек, оказавшийся прав в долгом споре, воскликнул: "Ну, я же говорил тебе - гражданская война!". В телевизоре унылые представители творческой интеллигенции призывали защищать демократию от коммунистов и фашистов, визжала Ахеджакова. Коммунисты - это плохо, так нас учили в школе те же люди, что еще недавно говорили противоположное. Коммунисты запретят свободу, джинсы, сникерсы и жвачки. И ради этого они прям щас убивают людей на улицах. Дети восприимчивы к пропаганде, так что симпатии к повстанцам я не испытывал.
На следующий день всё кончилось. В телевизоре был сплошной сиэнэн и танки, палящие по "логову путчистов и убийц". Было похоже на боевик. Из школы звонили, сказали, что занятия отменены - это радовало больше всего. Еще запретили ученикам ходить в камуфляжной одежде. Я удивился - неужели защитники демократии могут принять мирного школьника за злого вооруженного фашиста?
Пару лет спустя наша историчка, Виктория Васильевна, пришла на сдвоенный урок и сказала:"Сегодня я не буду вас спрашивать, у нас и так мало времени. Сегодняшняя тема - Московские события сентября-октября 1993 года.". После этого двое парней занесли в класс реквизированные из другого кабинета телевизор и видак, историчка вставила кассету - и начался фильм. Фильмов на кассете было три - невзоровский, маленький "Час негодяев" Говорухина и большая документалка Союза офицеров. Такие кассеты продавались на Плешке у Музея Ленина, главной оппозиционной точке страны, позже и я закупался там всяческим видео и прессой.
Два урока я сидел, уставившись в экран, после чего выпросил кассету у исторички - досмотреть. Досмотрев, я позвонил другу, жившему несколькими этажами ниже - "зайди, чо покажу". Посмотрели еще раз. К вечеру от прежней картины мира не осталось нихрена.
Что было дальше - многие и так знают. Но началось всё именно тогда, с кассеты, принесенной историчкой на урок, на котором она не желала озвучивать то, что было написано в учебниках. В нашей пафосной гимназии она проработала недолго.


Итоги химкинской кампании Сергея Медведева