February 3rd, 2011

Вспомнить все. Ульяна Скойбеда

Напомню классику. Как мочили ныне запрещенную партию в 2002.

http://kp.ru/daily/22591/18951/
Голос у Тишина интеллигентный; с предполагаемыми боевиками он говорит, как с дефективными подростками.
- Суд будет закрытый... Для нас это смерть: ФСБ сделает все, что хочет; за закрытыми дверями никто не услышит голоса защиты...
- Гы-гы-гы!!! - сваливается с задней лавки обкуренный подросток.
Тишин (мягко):
- Шамиль... ну послушай... Момент такой... траурный...
Тишин объявляет, что в знак протеста против закрытого суда четверо нацболов решили начать голодовку. Снова извиняясь, он говорит, что в бункере будут журналисты, а поэтому желательно не слушать здесь музыку, не пить, не курить дальше приемной и вообще поменьше тусоваться.
Шамиль гогочет еще раза два.

Арина Кольцова - вторая голодающая. Валькирия (этим дурацким словом нац-болы называют девушек, совершивших громкую акцию. - Авт.). Валькирийство Арины заключается в том, что перед голодовкой она приковалась к дверям Госдумы (ее отцепили и сдали в милицию). Арине двадцать; в Москву она приехала из смоленской деревни; до восемнадцати не видела даже телевизора...

Радостные вопли в подвале: с суда вернулся нацбол Коля Новохатский по прозвищу Натан Натанович. За мошенничество в крупных размерах (подделывал иногородним регистрацию) его приговорили к четырем годам условно.
- Слушай, - очень серьезно говорит Новохатскому нацбол Саша по прозвищу Слон, - но, когда мы возьмем власть, у нас за мошенничество условно давать не будут!

http://kp.ru/daily/22592/18992/
Чтобы понять правду о национал-большевистской партии, надо заглянуть в ее туалет. Обычно очарованные журналисты не могут выйти оттуда по полчаса. Дверь в сортире смоляная, бачок - ярко, ярко-алый; вонь и грязь неописуемая. На полу - раздавленные двухсантиметровые тараканы, на бачке надпись: «НБП! Мы повсюду».

Пацаны ржут «фирменным нацбольским смехом» (грубое похабное гоготанье. - Авт.). Главная тема шуток - еврейский вопрос.
Звонит телефон, Гриша снимает трубку, объясняет, как к нам проехать; букву «эр» он не выговаривает.
- Улица Ф\'унзенская... (все прыскают, Гриша старается), Ф\'унзенская...
Бегун от гогота валится на пол; Гриша фигачит в него все, что есть на столе; Слон кричит:
- А ну посмотрим, обрезанный ли он!!!
Они гоняют маленького Тишина вокруг стола и переворачивают вверх ногами. Такие сценки повторяются в бункере круглосуточно.

Есть ли совесть у судьи Боровковой? О правильных акциях и неправедных судьях.


 

Подробности здесь: Есть ли совесть у судьи Боровковой?

Эдуард Лимонов по этому поводу хорошо сказал:

Указывать пальцем на неправедных судей, судящих не по закону, но в угоду власти и на лжесвидетелей - милиционеров ( и не только на милиционеров, вообще на лжесвидетелей) обязательно нужно. Это святая обязанность гражданина. Это единственная наша защита против беспредела властей.

Подобное поведение было бы неуместно, если бы в стране действовал Закон. Поскольку Закон не действует, мы вынуждены взять дело справедливости в свои руки. Сделать так, чтобы человеческая среда, окружающая лжесудей и лжесвидетелей осознала КТО, что за подлецы,негодяи и преступники (лжесвидетельство - это уголовное преступление, не говоря уже о беззаконном судье) живут рядом с ними - акт народной справедливости.