July 29th, 2010

Народный гнев



А теперь поговорим о сути произошедшего. Что, для кого-то новость, что антифа применяют насилие, или, может быть, что анархисты громят здания - тоже новость? Это я говорю для тех, кто считает вчерашних акционеров провокаторами. Однако сайт антифа.ру говорит об обратном.

Если власть не вступает в диалог с обществом, если интересы общества не учитываются при принятии решений, если запрещаются легальные акции протеста, протестная энергия переходит в нелегальное русло. Это уже случилось с политическими организациями националистов, теперь то же самое происходит с ультралевыми. Власть продолжает давление на общество, и к радикальному протесту будут присоединяться все более и более центристские движения. Если единственным инструментом взаимодействия с обществом является насилие, если все ненасильственные методы протеста общества вызывают у власти лишь улыбку, то естественным образом общество отвечает власти ее же инструментарием. Такова жизнь, в Химках случился выплеск нардного гнева

Ну и поговорим о тех представителях оппозиции, которые подвергли критики акцию в Химках. Здравствуйте, господа буржуазные соплежуи! Во время войны, вы, вероятно, осудили бы насилие партизан по отношению к представителям оккупационной администрации. Если вы не сторонники насильственных методов борьбы (кстати, я сам являюсь таковым, не сторонником насилия), то хотя бы не осуждайте своих готовых быть более радикальными товарищей по оппозиции.

Об акции в Химках. Мой анализ событий. Выношу из комментов у _kutuzov

Николай, поверьте, имею некоторый опыт. Из имеющейся информации выстраиваю следующее предположение:

1. Полтысячи антифа и анархистов собрались в Москве на Трубной на концерт. Об этом событии правоохранительные органы должны были знать. Подобные концерты проходят часто, и на месте событий дежурил одинокий попивающий пивко опер (если он вообще был) и наряд милиции на машине. В это время о готовящейся акции знают только лидеры и лучшие активисты. Нацбольский опят показывает мне, что инфу об акции, которую знают 20-40 человек, вполне можно сохранить. У этих 20-40 человек с собой все необходимые аксессуары.

2. Группа выдвигается в Химки на метро. До Петровско-Разумовской 3 станции, электричка наверняка подгадана. В общем, через 15 минут толпа уже едет в Химки. 400 человек бесплатно проходят на станцию. Находящиеся в здравом уме контролеры даже не пытаются им помешать (400 агрессивных человек!). Самый рьяный контролер нежно отдавлен к стенке афа из числа футбольных фанатов, и тоже начинает высматривать в глубине неба кружевные облака.
За это время патруль милиции (не имеющий право покидать свою территорию) успел сообщить в СВОЕ ОВД о том, что анархи КУДА-ТО (не факт, что милиция поняла куда) уехали. Дежурный по ОВД вытирает пот рукой и облегченно вздыхает: на территории ОВД этих отморозков больше нет. Как вариант, в течении 15 минут дежурный дозванивается до ГВУД, где эта информация и тонет.
Одинокий опер вполне может двигаться с группой (если он был!). Он вполне уже может догадываться, что группа едет в Химки. Но он не знает куда! Скорее всего он предположит, что группа едет в Химкинский лес, где присутствует достаточное количество милиции и ОМОНа. Говорить по телефону он толком не может, лихорадочно бьет СМС-ки своим коллегам, которые не факт что не вышли за пивом. Даже если эти СМС дошли, оперативной связи у опера из Центра «Э» и милиции Химок НЕТ. Разные ведомства, знаете ли.

3. Спустя 35 минут группа уже в Химках, шествует от станции. Большинство «акционеров» уже понимает, что готовится что-то неординарное, но все еще не знает ГДЕ. Кто-то звонит по телефону, и эти звонки успешно засекаются. Но оперативной обработки этих звонков опять же НЕТ. (Даже если б была, у отдела прослушки нет полномочий давать указания милиции Химок, а действовать через начальство – час лишнего времени). Напомним, 31-го в Москве действует сводный оперативный штаб. В отсутствие штаба эффективность действий правоохранительных органов та же, что у оказавшихся в аналогичных условиях артистов кордебалета. И даже хуже – у ФСБ и МВД существует ведомственная неприязнь, резко затрудняющая принятие решений.
Одинокий опер остался на станции или бежит в местное ОВД (что для него хуже, в ОВД его просто пошлют, и пока идут разбирательства, пройдет не менее получаса). В самих Химках колонну уже окружают боевики а-фа, которые могут опознать опера в лицо (поверьте, и сам так могу).

4. Сама акция. Тут все известно Милиция доблестно бежит с постов. Пару бравых патрулей отгоняют бутылками. Права применять оружие у милиции нет. Стоит упомянуть, что ни один сотрудник милиции в Химках до сих пор не в курсе события. На телефоне в ОВД сиди потный лысый майор, до которого еще надо дозвониться, все оперативное руководство – в лесу.

5. Толпа садится в электричку. Все кордоны проходятся по той же схеме. На Петрах толпа уходит в метро и по дворам.